Сайт любителей музыки

СЕРГЕЙ РАХМАНИНОВ

По сложившейся традиции открыл «Белую сирень» внук композитора Александр Рахманинов — руководитель Международного фонда им. Рахманинова в Швейцарии, почётный президент казанского фестиваля. Александр Рахманинов, постоянный читатель «АиФ», впервые согласился рассказать о неизвестных страницах жизни своего деда.

Сеансы «гипноза»

— О моём дедушке Сергее Васильевиче в музыкальной среде сложилось крайне неверное мнение. Мол, композитор имел тяжёлый, мрачный характер. На самом деле в семье сохранились воспоминания, что он был очень весёлым, обожал шутить, устраивать розыгрыши. Как-то ближайший его друг, знаменитый бас Фёдор Иванович Шаляпин, попросил Рахманинова написать для него камерное сочинение. Композитор согласился с загадочной ухмылкой. Был салонный концерт певца. Шаляпин, держа в руках, как он думал, ноты уже известного ему по репетициям нового сочинения, приготовился к премьерному исполнению. Рахманинов же сел у двери в последнем ряду… Шаляпин начал петь и запнулся — не хватило дыхания. Извинился перед публикой. Во второй раз — то же самое… А в третий раз знаменитый певец схватил стул и в гневе стукнул им об пол. Оказалось, что в экземпляр нот Шаляпина Сергей Васильевич втихую «всунул» ноту, которую великий бас заведомо не мог взять. Мой дед выбежал из зала и смеялся полчаса. …Три месяца друзья не разговаривали, но потом, конечно же, помирились. У них были удивительно близкие отношения, оба постоянно подтрунивали друг над другом. Фёдор Иванович любя называл Сергея Васильевича «ты моя татарская морда», зная о татарских корнях древнего рода Рахманиновых.

Есть ещё одно неверное мнение: оно касается длительной меланхолии, которой якобы страдал композитор. Как ни странно, слух об этом распространила жена Мастера, моя бабушка Наталья Александровна. Сделала она это преднамеренно… За шесть месяцев до смерти она пригласила меня и сказала: «Я хочу освободить свою душу от греха и расскажу тебе правду… Однако при одном условии — что до 2000 года (т. е. почти в течение 50 лет. — А. Р.) ты никому не расскажешь о моей исповеди…»

Сергею Рахманинову было всего 22 года, когда он написал свою Первую симфонию. Тогда он не мог и предположить, что её судьба окажется настолько тернистой. Во время первого её исполнения дирижёр А. Глазунов, как известно, способный встать за пульт в нетрезвом виде, управлял оркестром соответствующе. Но главное — он абсолютно не понял глубины и масштаба произведения, написанного таким молодым человеком… Как итог — провал сочинения… Для Сергея Васильевича это стало настоящим потрясением. В течение трёх лет после этой неудачи он ничего не мог писать — меланхолия лишила его творческих сил. Семья невесты (в тот момент он уже был официальным женихом Натальи Сатиной, которая приходилась ему двоюродной сестрой) бросилась на помощь Сергею. Рахманинов согласился обратиться к известному московскому врачу Николаю Далю, которого ему настоятельно советовали родственники. Наталья и представить не могла, чем обернутся в их будущей семейной жизни с Сергеем эти несколько сеансов «гипноза». Ведь у доктора была красавица-дочь…