Сайт любителей музыки

Музыкальный тяжеловес

Во вторник Национальный симфонический оркестр продолжил празднование 90-летия, пригласив за пульт главного дирижера Национальной оперы Владимира Кожухаря. Не изменяя своей знаменитой допотопной манере управления оркестром, дирижер исполнил Чайковского с несвойственным современности ревом и пафосом. Слушала ЮЛИЯ БЕНТЯ.

В рамках празднования 90-летия Национального симфонического оркестра за его пультом уже успела постоять дюжина именитых дирижеров, когда-то работавших с этим коллективом. Многие из них давно не живут в Киеве, однако стиль их работы все равно остается узнаваемым и во многом предсказуемым. Владимир Кожухарь, возглавлявший оркестр с 1964 по 1973 годы,– совсем другое дело. Именно его выступление оказалось самым неожиданным, показавшим, что расстояние между оперой и филармонией одного города (господин Кожухарь с 1989 года управляет оркестром Национальной оперы) бывает куда более значительным, нежели между симфоническими оркестрами разных стран.
Владимир Кожухарь учился сначала в Киевской консерватории в классе Михаила Канерштейна, а затем в аспирантуре Московской консерватории у Геннадия Рождественского. Более десяти лет (1977-1988) возглавлял Московский академический музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко, но вернулся в Киев. Преподавал в Киевской консерватории и в московском Институте имени Гнесиных.
66-летний дирижер – пожалуй, единственный в Киеве, кто сохранил тот стиль оркестрового звучания, который был характерен для послевоенного поколения и который теперь можно услышать разве что в старых архивных записях: приподнято-пафосный, неприкрыто тяжеловесный и эмоционально неистовый. «Своего» Чайковского, в данном случае автора не иначе как «гражданской лирики», Владимир Кожухарь без стеснения выписал крупными размашистыми мазками, а камерный зал Колонного зала имени Лысенко просто утопал в оглушительном реве оркестра, рассчитанном на высокий купол Национальной оперы. Апофеоз наступил, когда в финале батальной увертюры «1812 год» в ход пошел выстроенный на балконе хор медных духовых.
Перенеся на исполнение симфонических произведений Чайковского свой оперный опыт (отсюда и некоторые недостатки исполнения, например некоторая «стихийность» в построении музыкальной формы, в данном случае не вписанной в логику оперного либретто), Владимир Кожухарь на самом деле сделал большой шаг в прошлое: недаром свое короткое возвращение в Национальный симфонический оркестр он посвятил Натану Рахлину – дирижеру, возглавлявшему этот оркестр рекордный срок, с 1937 по 1962 годы. В то время когда украинские дирижеры пытаются идти в ногу со временем, осваивая современные партитуры или перестраивая инструменталистов на аутентичную барочную манеру исполнения, Владимир Кожухарь в лице Национальной оперы нашел свой идеальный театр, где уже много лет кряду ничего не меняется и в котором зарубежные исследователи получают редчайшую возможность увидеть оперный спектакль таким, каким он был в XIX веке. Филармонической публике, долго аплодировавшей дирижеру стоя, этот опыт, похоже, оказался по душе.